yulsana (yulsana) wrote in sobaka_ru,
yulsana
yulsana
sobaka_ru

Categories:

История Джессики - страх, который может убить

Эта история про Джессику - трехлетнюю немецкую овчарку с острым неврозом на фоне сильной тревожности.
Теперь, спустя пять месяцев с момента начала лечения,  я хочу рассказать вам о ней. О ней, о неврозах, о лечении, о коррекции поведения и еще много о чем.

Честно скажу - пока это САМЫЙ сложный случай в моей 10-ти летней практике. Самый сложный и один из самых показательных. Постараюсь написать максимально подробно, чтобы - если не дай бог вы столкнетесь с чем то подобным - вы знали чего делать категорически нельзя. А еще  - что всегда есть надежда. Что все можно исправить. Главное очень этого хотеть. Хотеть так же, как Наташа - хозяйка Джессики. И от меня, и от Джесс - ей поклон до земли за упорство, за веру в свою собаку, за веру в себя и желание во чтобы то ни стало добиться результата.

В первый раз я увидела Джесс примерно вот такой:



Рассчитывать на общение с ней не приходилось - можно было только наблюдать. И выводы из наблюдений были неутешительными: у собаки ярко выражена общая тревожность, спазмы подкожной мускулатуры, повышенное внутричерепное давление, напряжение живота, нездоровая худоба.
Вы сами можете видеть на фотографиях некоторые из признаков: всегда очень низко опущенный хвост (она им почти никогда не виляла на улице),  напряженные и разведенные в стороны уши, слегка наморщенная кожа на лбу (от чего на морде словно удивлено-несчастное выражение), поджатые уголки губ, напряженные слегка согнутые конечности, подгибание зада и выгибание вверх холки (так называемая "горбатость"), топорщащаяся на крестце (а иногда и вдоль позвоночника) тусклая шерсть, ярко красные слизистые вокруг глаз, астеничное телосложение с выпирающими костями.
Это еще далеко не все признаки общего нездорового состояния собаки, но на фото их не видно, а видео я не догадалась тогда снять. Если б было видео можно было бы сразу увидеть неестественную скованность движений, панические оглядывания по сторонам в поисках опасности, учащенное поверхностное дыхание, мелкий мышечный тремор (дрожание) и другие, куда менее заметные (но не менее опасные для собаки) отклонения в поведении.

При этом утром (когда на улице мало людей, колясок, машин, мотоциклов и собак) Джесс вела себя гораздо лучше. Правда любой необычный звук, хлопок, появившийся в поле зрения человек - и собака тут же пыталась вернуться в прежнее состояние.

От звука выстрела, салюта (даже далекого) у Джессики начиналась дикая истерика. Нормально сходить в туалет на улице она не могла - потому что чувствовала себя в этот момент беззащитной. Ее хозяйка сама уже истерила, потому что можно было ходить час, два и больше - а собака не могла присесть и сделать свои дела. К этому прибавлялось вытаскивание собаки из-под дивана (она спала ТОЛЬКО там) на вечернюю прогулку, на самой прогулке постоянное прыгание на грудь хозяйки с ужасом в глазах (просьба пойти домой), жуткая боязнь роликов, велосипедов, скейтов, подростков, детей, лыжников, точнее людей на этих предметах (а особенно мотоциклов, даже звука).
Абсолютно нормальной Джесс становилась только на даче - но там это была агрессивная, наглая бестия, с трудом управляемая, словно она "отрывалась" за все время, проведенное в городе.
В городе же она чувствовала себя в безопасности только в квартире - пока не приходили гости. Тут Джесс было лучше запереть или надеть намордник, поскольку не смотря на дикий страх она неоднократно совершала на гостей покушения (и удачные), особенно в заднюю часть тела. На близко подошедших людей на улице она тоже могла швырнуться - причем без предупреждения, в самый неожиданный момент. Собак шла убивать - она на них охотилась. Кроме "друзей" детства и молодого кобеля-метиса, с которым жила, она терпеть не могла собак рядом с собой.

Но главной и самой опасной проблемой было то, на что обращалось меньше внимания - а именно впадение собаки в запредельное торможение на прогулке. Выглядело это так: нарастающая тревожность, тремор мышц, судорожные оглядывания по сторонам, собака словно вся скукоживалась и постепенно впадала в каматозное состояние, не реагируя на голос хозяйки, команды, звуки. Часто приваливалась к ногам хозяйки, отворачивалась и так, скрючившись, сидела, опустив голову. Любая реакция была заторможенной, медленной, глаза полуприкрыты. Собака "отсутствовала".
Если же ее что-то пугало, но не хватало "накала" пугающих объектов чтобы впасть в запредельное торможение -  она могла испугаться "пустого места". То есть сама загоняла себя в это, более комфортное для организма и психики, состояние.

К проблемам с психикой прибавлялись проблемы по здоровью: непрекращающийся практически лямблиоз (из-за чего собака все время была на диете), чувствительный желудок и подписывание под себя после или во время сна. Ветеринары головы сломали над попытками вылечить собаку, но улучшения добивались максимум на месяц-полтора. Плюс ко всему, сколько Джесс не ела - она оставалась худой, не набирая ни мышечной, ни жировой массы.

По рассказам Наташи - хозяйки Джессики - все началось еще когда Джесс была щенком. Вот их история.

"Предыдущие наши собаки (немецкая овчарка, сука и кобель, метис восточника с кавказцем) были конечно не идеальны, но такого "чуда" не ожидал никто. Так как метис постоянно дрался, мы планировали взять суку немецкой овчарки из питомника, как предыдущую. Но перед отпуском решили с мужем съездить на Кондратьевский рынок за блесенками. Речь о собаке не шла, да и знаем мы все про смертников с рынка. Но случай распорядился по-своему.
В поисках нужной блесенки я просто забрела на животных и увидела красавца маламута, пес был активный, красивый, веселый, общительный. Я не могла оторваться от этой собаки... Пес прыгал по детскому манежу и оказалось, что в манеже еще кто-то есть... Я увидела "серую грязную летучую мышь с большими глазами полными тоски и ужаса". Маламутик буквально прыгал по ней. Летучая мышь оказалась щеноком-смертником немецкой овчарки 2.5 месяцев с большой грыжей на пузе, вонючим, грязным, уши локаторы и с красными воспаленными большими глазами. Все - этот взгляд!!! Мы с мужем возвращались 4 раза, не могли уйти с рынка, думали - сможем ли мы спасти того щенка от неминуемой смерти.
Мы же хотели суку немецкой овчарки, может дать шанс, подлечить и вырастить (про психику даже не могли подумать), ну выкупим за 4 тыс. руб., но не выживет, так хоть шанс дадим, не такие же это большие деньги (если бы мы предполагали потом во сколько встанет в будущем наша красавица). Когда подошли в 4-й раз и муж взял этого щеночка на руки, оторвать щенка оказалось проблемой, вцепился всеми коготочками и не хотел обратно никуда! В итоге решили, все забираем. Пока ходили за ошейником и поводком (мы же вообще то на рынок для рыболовных снастей приехали) - наша маленькая немочка все время смотрела нам вдаль и когда ее забирали окончательно - вырвалась из рук, написала в манеж и пошла с удовольствием мужу на руки.

В машине сидела тихо, мы поехали за телевизором, оставили нашу маленькую Джесс в машине, прошло более часа, мы нервничали, щенок же в машине, пришли - у нас первый шок - собака сидела, как статуя, не двигаясь (как ее и оставили), глядя в одну точку. Дома девчонка боялась веника панически, ремень муж одевал в другой комнате, иначе у щенка была паника. Потом походы по врачам, постоянное лечение. Но в доме освоилась быстро, начались проблемы с перевернутой квартирой. Девочка росла робкой, и хотя у нее уже появилось много друзей на выгуле, раскрывалась Джесс только дома в квартире или в деревне. С друзьями детства она осталась почти со всеми ровной, а вот других собак жрала.

Учиться с ней пошли в 4.5-5 месяцев, работали на механике, поскольку лакомство она не брала, а на ласку не реагировала. На занятиях Джесс вырубалась на выдержке, но эффект, конечно, с послушанием был. Только радости от общения с собакой не было, все делалось из под палки. Но послушание было! Своей цели вроде как добились, но ни мне, ни собаке не было комфортно. А страхи ИМЕННО перед людьми  (предметов мы почти никогда не боялись) остались загнанными глубоко вовнутрь. Плюс, пока росли, было 2 нападения взрослых собак, физически я отбила, но Джесс сильно психовала, 2 раза в нас кинули петарды - теперь это одна из наших основных проблем.

Пытались пройти ЗКС - но по вине кинолога не закончили. Злоба развилась, а стопоров нам вообще не дали. Хотя Джесс очень нравилось, она целый вечер после занятий ходила довольная, но с утра все начиналось заново.

Пытаясь решить наши проблемы мы за три года обращались к 6 кинологам (в том числе к зоопсихологам), я перечитала все возможные книги, обращалась за консультациями к кому только было возможно... Но ответ везде был только один: ничего уже не сделать. Только постоянная механическая коррекция. Собака никогда не станет нормальной..." (с)


Так вышло, что Наташа обратилась ко мне случайно, даже не подозревая, во что выльется наша встреча. Обратилась уже без особой надежды, просто потому что не хотела сдаваться. А я, поглядев на эту "красоту неземную" и выслушав исповедь хозяйки, в свою очередь сразу сказала ей, что это не конец. Да, случай запущенный, крайне тяжелый, и сделать Джесс на сто процентов нормальной собакой практически невозможно. Но я еще ни разу не сталкивалась с ситуацией, когда вообще ничего не могла сделать (исключая случаи, когда хозяин собаки просто не шел мне навстречу).

И мы начали работать.

Первой и основной задачей было снять острый невроз на физиологическом уровне, поскольку невроз - он пляшет от физиологии, а вовсе не от психики (как многие считают). Нужно было изменить состав крови и работу эндокринной системы собаки, привести их к норме. А потом уже разбираться с психикой. И это вовсе не так сложно, как звучит.
Попробую объяснить.
Невроз может начаться от двух возможных факторов.
- кратковременный сильный стресс
- долговременный несильный стресс

И в том, и в другом случае основой для невроза служит изменение состава крови. Реакция психики - вторична. При сильном изменении состава крови происходит сбой системы выработки гормонов - а впоследствии сбой в работе внутренних органов, усвояемости веществ (в том числе кислорода), работе мышц и мышечных групп и т.д.
к сожалению грамотных психофизиологов и физиотерапевтов, которые могут решить эту проблему и человеческих то - раз. два и обчелся. Что уж говорить о собачьих. А значит приходится действовать более прямолинейно.

С собаками вообще проще работать. У них нет абстрактного мышления, а значит невозможен психоз (который очень часто является для человека, страдающего неврозом, единственным способом как-то разгрузить психику). У собаки длительный острый невроз может перерасти в истеричность, полную непредсказуемость поведения или дойти до стадии запредельного торможения (предел работоспособности нервных клеток - отключение - состояние в котором организм "отдыхает").
А раз нет и не может быть психоза в общепринятом смысле этого слова - нужно всего лишь изменить доминанту поведения собаки. Заставить организм хотеть жить, заставить его работать правильно - чтобы выжить.

Самый просто и безопасный способ - это голод.
Организм перестает получать необходимые для его работы вещества, и единственной постоянной доминантой поведения собаки становится желание есть. Для собаки, страдающей повышенной тревожностью, нужен довольно долгий голод, чтобы она хотя бы иногда "забывала" об опасности вокруг и брала кусочки из рук хозяина при отвлекающих факторах.

Джесс понадобилось больше недели, чтобы она начала просить еду на улице.
Я совсем немного помогла ее организму - назначила на неделю колоть гомеопатический ветеринарный препарат, усиливающий выработку серотонина. Но еще очень долго Наташа кормила ее только на улице и из рук маленькими кусочками, держа все время в полуголодном состоянии.

Подобное кормление тоже имело огромный смысл - ведь Джесс не испытывала от прогулки никаких положительных эмоций. Каждый же кусочек для голодной собаки вызывает на физиологическом уровне выработку гормонов, в основном отвечающих за активность (найти или добыть еще еды) и, соответственно, положительные эмоции, усиливающие эту активность. То есть подобное кормление - не запихивание в собаку еды, а поощрение за активный интерес к еде - также стимулирует выработку серотонина. Если грамотно и вовремя предлагать собаке еду (за активность при отвлекающих факторах, начиная с совсем слабых и далеких) - она быстро на физиологическом уровне свяжет неприятные ранее объекты с положительными эмоциями. Что нам, собственно говоря, и требовалось.

Дальше мы приступили к расслабляющим процедурам. Первая часть занятий (это заняло у нас около месяца) выражалась в том, что хозяйка удобно располагалась на травке, обнимала собаку и делала ей расслабляющий массаж, гладила и, не замолкая ни на секунду, хвалила. И давала кусочки, конечно. Занимались мы на одном из самых привычных Джессике мест, но недалеко от дорожки, по которой ходили люди и собаки.
Первое время Джесс почти постоянно "отсутствовала", но это было необходимое мне время, чтобы подробно и тщательно объяснить ее хозяйке как себя нужно вести на прогулках, как реагировать в той или иной ситуации. Наташа училась никогда не натягивать поводок, корректируя поведения собаки только короткими рывками. Училась хвалить собаку - как ни странно, но у большинства людей с эти большие проблемы. Они конечно хвалят - но на автомате, не вкладывая чувства и эмоции в похвалу. А для собаки, испытывающей стресс, похвала должна быть такой, чтобы она достучалась до ее психики, чтобы отвлечь от страха, вывести из напряжения.

И вот, буквально через пару занятий, Джесс стала сама (правда совсем ненадолго) выходить из каматоза и ластиться к хозяйке. Но зато брала еду (не всегда охотно). Я потихоньку садилась на траву все ближе, двигалась очень медленно и не смотрела на собаку, даже не пыталась до нее дотронуться. Моя задача была - чтобы Джесс начала хотя бы меня воспринимать как нейтральный объект. Вскоре Джессика стала уже выпрашивать кусочки у своей хозяйки, иногда тянулась меня обнюхать.
Это означало, что невроз на уровне физиологии мы сняли. Оставалась самая сложная и длительная часть - психосоматические реакции, превратившиеся уже в сложные рефлексы.

За первую же попытку меня скушать - Джесс очень сильно огребла. Ее довольно активно мотали из стороны в сторону на удавке. И - вот это было удивительно даже для меня - собака внезапно стала активно ластиться к хозяйке, у нее раскрылись глаза, она на недолгое время стала активнее и живее. Тогда у меня появилось предположение о головных болях из-за постоянного спазма шейных мышц (это очень опасно, ведь недостаточное кровоснабжение мозга может вызвать патологические изменения его тканей). Посмотрев внимательно на собаку и попросив это же сделать мужа (он у меня хоть и человеческий, но прекрасный физиотерапевт) - мы сказали Наташе сдать кровь собаки на биохимию для сравнительного анализа, и эта проблема подтвердилась. Пришлось в срочном порядке отменять стимуляцию витаминами, поскольку они усилили симптомы, и переводить Джесс с вареного мяса (которое она все еще получала с рук хозяйки, но  ела без особой охоты) на выпечные коржики (на тросниковом сахаре, без добавления молочных продуктов - чтобы обеспечить организму необходимое количеством энергии). Муж сварил для Джесси травяной отвар, который должен был снять внутричерепное давление, а мы продолжили работать уже с применением механики для коррекции агрессии.

Улучшения шли не по дням, а по часам. Наташа перестала срываться на собаку, стала заметно спокойнее - и Джессика начала оживать все сильнее. Через две недели после начала занятий Наташа позвонила мне в панике - Джесс на улице впала в полный каматоз, ее всю трясло. В общем хуже чем было. Наташа паниковала, а я обрадовалась, потому что это был так называемый "откат". Без откатов не бывает лечения неврозов. Хотя бы один яркий и несколько небольших - но они обязательно будут. Это один из ярких признаков того, что выбрано верное лечение. Ведь откат - всего лишь попытка психики вернуться в прежнее - привычное - состояние, а это значит, что лечение дало результат, значит изменения начались (и, что очень важно, не только внешние).
И правда, на следующий день собака уже вела себя нормально. Тут важнее было успокоить хозяйку и объяснить ей, что откат - неизбежное явление, на которое не нужно обращать много внимания.
Почти все мои старания были направлены на хозяйку. Важнее всего было привить ей уверенность в себе и своей собаке, убрать нервозность и страх в первую очередь у нее. Ведь только если Наташа будет всегда уверенна в себе и своих силах - только тогда собака поверит, что у нее есть защита в виде хозяина. И раз хозяин не боится - то и собаке бояться нет никого смысла.

Спустя месяц мы переместились в парк, где всегда довольно много людей и собак. Точно так же часами Наташа сидела с собакой на травке, теперь уже иногда играя с ней (у Джесс появился интерес к игре даже при отвлекающих факторах). Я наконец-то ее погладила - она всячески стремилась уползти из-под рук, уже не проявляя никакой агрессии, но Наташа так захваливала ее, а я всегда приносила такие вкусные кусочки с собой - что постепенно Джесс оттаяла. Теперь она уже получала полноценную порцию еды дома и с удовольствием ела на улице.

Как только она чего-то сильно пугалась или начинала "отсутствовать" - я брала ее за поводок и уводила от хозяйки подальше. Это был великолепный (и честно говоря единственный) способ заставить Джесс забыть обо всем - так она хотела вернуться к маме. Подбежав к Наташе, она прыгала ей на грудь, ласкалась и лизалась.
А я до сих пор помню, как она первый раз вильнула хвостом при встрече со мной)) Прошло совсем немного времени - и она уже радовалась, ласкалась и прыгала на меня.

К тому времени я перезнакомила Джесс с кучей людей и собак. За попытку скушать собаку Джесс огребала уже не только от Наташи, но и от меня, сразу начинала ласкаться и попыток агрессии не повторяла.
С каждым занятием Наташа все больше верила в свою собаку. Теперь Джесс уже тусовалась в компании людей и собак без намордника, а позже и без поводка. Она могла сильно отвлечься на что-то, но уже не впадала в запредельное торможение.

Сами собой ушли проблемы с желудком и подписыванием под себя, появился нормальный интерес к собакам и людям. За любую попытку агрессии на собак (на людей ее в моем присутствии уже не было) по прежнему применялась сильная механика, и попыток становилось все меньше. После очередного взбрыка на уже знакомую собаку  я просто увела Джесс от Наташи, довольно далеко. Это подействовало - потом Джесси просто старательно отворачивалась от облизывающей ее собаки, за что ее естественно громко на два голоса хвалили))
Познакомили с детьми - вполне успешно. Теперь она их почти не боится, хотя все еще избегает общения с ними. Все реже я замечала сгорбленность, прищуренные глаза и вздыбленную шерсть (признаки сильной боли или стресса). Исчезли - как не было - проблемы с хождением в туалет. Теперь Джесс справляет нужду там, где хочет, даже в наморднике (в котором раньше она чувствовала себя дико неуверенно, потому что не могла защитить себя).

Со знакомыми собаками - пытается играть. Не умеет - но пытается. Теперь уже задача хозяйки - научить ее играть правильно. С незнакомыми - научилась нюхаться-знакомиться. Мимо собак проходит абсолютно спокойно.
К прохожим стала подходить сама - понюхать. Залезает в чужие сумки на предмет вкусного. На площадке в обществе множества собак и людей вообще чувствует себя прекрасно, старается сесть кому-нибудь (и далеко не обязательно хозяйке) в ноги. Дает себя гладить чужим людям без малейшей агрессии (еще очень зажимается, но уже не шарахается в панике).
Спит теперь где хочет, кстати. Иногда под кроватью, но чаще под входной дверью или вообще в ногах у хозяев.
А еще Джесс набрала хорошую мышечную массу, шерсть ее блестит и переливается, и уже не топорщится в разные стороны.

Вот как выглядит сейчас моя встреча с Кирой и Джессикой (Кира была дико агрессивной к людям и собакам. Кира - более массивная и мохнатая, я сначала здороваюсь с ней, а потом прибегает, буксируя хозяйку, Джесси). На видео в том числе общение с посторонней собакой (с Сарой, в прошлом приютской метисочкой):




В обычное время Джесс теперь вот такая (я ее обнимаю одной рукой):


(на фото слева направо - НО Кира, метис Сара, вест Лана и НО Джессика)

Конечно, тут не последнюю роль сыграли занятия по защите хозяина, которые мы начали примерно месяц назад. Успехи Джесс делает прекрасные - наносит множественные, очень жесткие и глубокие укусы в рукав, рвет на себя с дикой силой. Не шарахается замахов - но пока еще с трудом выносит психологическое давление и отдаление от хозяйки, впрочем это дело будущего.
Что мне больше всего нравится - в перерывах между "кусачками" Джесс сама приходит ластиться ко мне, а с недавних пор и к моему мужу (мужчин она всегда боялась во много раз больше).

А вот собственно Джесс защищает Наташу (видео очень темное, поскольку занимаемся поздно вечером, но в принципе все видно):




А вот так Джессика теперь себя ведет на прогулках вечером:




Из оставшихся проблем:
- боязнь выстрелов, неожиданного грохота, петард (именно сильная боязнь, но уже не паника и не панический ужас) - если не обращать внимания, то собака сама быстро успокаивается. Предполагаем решить на защите.
- боязнь замкнутых пространств (подъезда). Тоже будем частично решать защитой хозяина.

Как я и предполагала изначально - на приведение собаки почти в нормальное состояние нужно было полгода довольно плотной работы (2-3 занятия в неделю). Но я очень довольна, Джесс радует меня каждое наше занятие. Это совсем, абсолютно другая собака. Жизнерадостная, игривая, ласковая, вертящая хвостом как пропеллером.
Да, есть несколько проблем которые полностью решить нереально - боязнь новых мест в городе, боязнь оживленных улиц и толпы, близкого салюта. Но в принципе.... В принципе даже это можно частично исправить, если у хозяйки будет желание и время)))


Вот такая длинная и поучительная история про то, что сдаваться никогда нельзя. Особенно если это касается жизни и здоровья наших любимых.

P.S. В комментариях к этой записи Наташа подробно написала про свои мытарства с поиском кинолога, который мог бы решить проблемы Джессики.
Дорогие друзья, если вам нужна серьезная коррекция поведения - обычная дрессировка ваши проблемы не решит. Да, облегчит жизнь. Да, поможет вам справляться с собакой. Но проблемы останутся, и никто не может сказать - во что они выльются в будущем.
В общем давайте учиться на чужих ошибках, а не на своих собственных. Ведь больше всего от наших ошибок страдают наши собаки...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →